17.02.2020 Навязчивые мысли, фобии

Навязчивые мысли, фобии

Учитывая то, что в последнее время всё больше людей обращаются с жалобами на тревогу, навязчивые страхи, тревожную мнительность, фобии и т. п., я решила ещё раз вернуться к проблеме невроза, навязчивых состояний у современного человека. Известно, что невроз навязчивых состояний является результатом приобретённых расстройств психики вследствие плохого прохождения стадий психосексуального развития, то есть переживаний тех или иных психотравм во внутриутробном состоянии, во время родов и в младенческом периоде.

Безусловно, влияют травмы детства и подросткового юношеского возраста. Например, если мать и отец из-за занятости, незрелости не дают ребёнку базального ощущения «Я есть и достаточно хорош» и базального доверия к миру, то тогда ребёнок психоэмоционально слаб, сопротивляется социализации и тревожен. Анализ случаев страха и фобий подтверждает этот факт и показывает, что восприятие ребёнком окружающего мира и себя (негативный или позитивный трансфер) зависит напрямую от того, что транслировала на энергопсихическом уровне мать во время зачатия, беременности и младенческого периода развития. Например, если мать тревожна, проецирует на ребёнка свои невротические проблемы, то тогда ребёнок её копирует и далее использует её модель реагирования на стресс. Другими словами, становится таким же невротиком, как и она.

Базальное довериеРаннее развитие глубокого доверия к своему окружению. Одно из основных понятий в теории психосоциального развития Эрика Эриксона: первый кризис в жизни происходит в течение первых полутора лет, в это время присутствие любящего, надёжного и ответственного человека, который заботится о ребёнке, приводит к формированию у него чувства защищённости и основного доверия к окружающему миру, в то время как ненадёжный, незаботливый и безответственный человек способствует развитию беспокойства, подозрительности и базального недоверия.

Навязчивые мысли в психологии

Навязчивые мысли — один из видов навязчивых состояний (обсессий). Термин «обсессии» иногда неправомерно применяется для обозначения одних только навязчивых мыслей, однако его значение гораздо шире.

Навязчивые состояния условно разделяют на навязчивости в интеллектуально-аффективной (фобии) и моторной (компульсии) сферах. Об условности этого деления свидетельствует то, что чаще всего в структуре обсессий соединены несколько видов навязчивостей.

Виды навязчивых мыслей

  1. Навязчивые мысли непроизвольно и даже вопреки воле возникают в сознании человека. Сознание при этом остается не помраченным, ясным.
  2.  Навязчивые мысли не находятся в видимой связи с содержанием мышления, они носят характер чего-то чуждого, постороннего мышлению больного.
  3.  Навязчивые мысли не могут быть устранены волевым усилием больного. Больной не в состоянии от них освободиться.
  4.  Навязчивые мысли возникают в теснейшей связи с эмоциональной сферой, сопровождаются депрессивными эмоциями, чувством тревоги.
  5.  Оставаясь чуждыми мышлению в целом, они не отражаются на интеллектуальном уровне больного, не приводят к нарушениям логического хода мышления, но их наличие сказывается на продуктивности мышления, умственной неработоспособности больного.
  6.  Болезненный характер навязчивых мыслей осознается больным, к ним существует критическое отношение.

Черты, которые отличают синдром навязчивых мыслей:

  • человек не может влиять на появление таких мыслей, мысли возникают против желания;
  • навязчивые мысли не связаны с обычными размышлениями человека — это отдельные, чуждые образы;
  • синдром навязчивых мыслей невозможно побороть усилием воли;
  • расстройство сопряжено с интенсивной тревогой, раздражительностью;
  • ясность сознания и критическое восприятие своего состояния обычно сохранны.

Расстройство переносится крайне тяжело. Обычно человек осознает, что значит навязчивые мысли, понимает всю иррациональность образов, которые возникают в голове, но бороться с ними не может. Попытки пресечь появление мыслей и связанных с ними принуждающих действий безуспешны и приводят к еще большим переживаниям.

Людей, которые страдают этим расстройством, нетрудно убедить, что их навязчивые мысли не имеют оснований. Но избавиться от проблемы это не помогает. Ситуации повторяются снова и снова. Необходимый шаг к избавлению от мучительных состояний — обращение за помощью к специалисту, пока не наступили осложнения.

Постоянные навязчивые мысли доставляют невыносимый дискомфорт. Конечно, у человека возникает желание поддаться этим идеям и попытаться исправить ситуацию. В этом случае появляются компульсии — действия, которые человек вынужден периодически выполнять, даже если он этого не хочет, чтобы контролировать то, что происходит в голове. Когда навязчивые мысли (обсессии) и навязчивые действия (компульсии) присутствуют вместе, отнимают много времени, мешают жизни и вызывают страдания, это говорит о наличии такого заболевания, как обсессивно-компульсивное расстройство (ОКР).

Женщина или мужчина, страдающие от навязчивых мыслей в силу своей психической незрелости, стараются на бессознательном уровне остановить время, боятся выйти за границы «комфортной зоны» из-за более глубинного страха перед изменениями и расширения своего жизненного пространства. Сопротивление к изменениям проецируется и в случаях, когда пациенту предлагается психологическая помощь. Оно проявляется в виде опозданий, пассивного поведения во время психоанализа, отрицания динамики терапии и т.д. За пределами психотерапии оно может выразиться, например, в страхе за квартиру: «Я боюсь, что, когда меня не будет, квартира может загореться». Конечно, в этой фразе можно увидеть проблему страха перед социумом и одновременно невротическое желание сохранить свою зону комфорта в прежнем привычном состоянии. Наблюдая поведение такого человека (если он есть рядом с вами), вы должны понять, что такие типы всеми силами противостоят на бессознательном уровне движению в сторону развития и самореализации. Это проявляется в поведении, психосоматическом состоянии, одеждеи и т. п. Их поведение можно растолковать примерно так: «Я боюсь взросления, поэтому держусь железной хваткой за то, что у меня есть, и к которому я привык. Новый опыт, изменения для меня опасны и невозможны». Чтобы качественнее охранять своё «комфортное пространство», невротик придумывает различные защиты, у которых, как я уже отметил, одна задача — обезопасить себя от напоминаний, что все проходит, меняется и развивается. Но, чем больше человек находится в этом конфликте души, тем больше его преследуют негативные мысли, образы о неприятных, опасных для жизни ситуациях. Их поток, как показывает практика, легко может привести к депрессии, фобиями и т.п. Хотела бы подчеркнуть то, что говоря о навязчивых страхах, мы должны понимать, что это психическое расстройство всегда представляет смешанное состояние различных форм невроза, которые уводят человека все дальше и дальше от здорового состояния.

Невроз навязчивых состояний имеет своё начало на ранних стадиях развития как во внутриутробном состоянии, младенчестве, так и остальной жизни в целом. Когда мы наблюдаем за ребёнком, страдающим абсессивным неврозом, то можем увидеть проявление его психического расстройства в навязчивых движениях. Это покашливание, тики, мимика лицами и т. п. Эти сигналы говорят, что внутри него присутствует конфликт, невротическое напряжение, которое таким образом сбрасывается на бессознательном уровне. Они помогают справиться со страхами, которые ребёнок испытывает внутри «Я». Например, навязчивый страх перед физическим насилием со стороны родителя может проявиться тиком глаз. При этом вы должны знать, что навязчивые страхи с возрастом никуда не уходят, если ребёнку не оказывается психологическая помощь. Они трансформируются… Например, тот же навязчивый страх наказания может в подростковом возрасте и далее проявиться в виде страха заболеть или заявить о себе, обозначить свои границы в коллективе, отношениях «Я-Ты» и т.п. Бывает так, что у подростка, молодого человека возникают аморальные мысли, навязчивые влечения, как продукт навязчивого страха, что в свою очередь только усугубляет невротическое состояние. Все это объясняет динамику в бессознательном невротика: он искажённо воспринимает себя и вопрос, связанный с безопасностью его жизненного пространства. Один молодой человек во время сессии рассказал по этому поводу следующее: «Я никак не могу строить отношения с девушками. У меня есть навязчивые мысли о том, что они опасны, им нельзя доверять… При встрече с девушкой я становлюсь осторожным, пытаюсь предвидеть, что они замышляют против меня. В итоге я боюсь рискнуть идти дальше в отношениях. Дальнейшие изменения и будущее меня пугают… Меня накрывает туман, апатия, и я расстаюсь с девушкой…».

Отсутствие способности осознать, что жизнь изменчива и не подчиняется сознательному контролю, а тем более невротическому расчёту, делает невротика несчастным. Он все время сопротивляется своей природе и пытается переделать все на свой лад. Например, в отношениях с близким человеком невротик с навязчивым страхом переносит на другого то, что сам хотел бы сделать с другим. Человек, прошедший психоанализ, это поведение понимает, поэтому чаще слушает другого, зная о том, что он, прежде всего, говорит о себе. Например, о страхе человека перед утратой контроля может говорить его частое отрицание поступившей информации. В моей практике это можно наблюдать в виде высказывания недоверия к содержанию сновидений и сомнения по поводу того, что психотерапия может помочь. Для психоанализа это — материал, проработка которого поможет клиенту выздороветь.

Подобные случаи из моей практики показывают, насколько трудно человеку в таком состоянии сделать шаг к себе, в сторону жизни. И это всего лишь потому, что, как я писал выше, его слабое, травмированное «Я» испытывает жуткий страх перед личной ответственностью. Личности, склонные к навязчивостям, настолько тревожны, предусмотрительны, что в жизни очень педантичны, застревают в своих вязких умозаключениях. Их поведение хорошо иллюстрирует следующая известная шутка: «Один человек, попав на небо, увидел две двери с табличками: «Дверь в царство небесное» и «Дверь на лекцию о царствии небесном». Он подумал и вошёл во вторую». Оглянитесь вокруг, и вы увидите таких людей. Такие типы испытывают страх перед большими деньгами, перед браком, рождением ребёнка, возможной карьерой. Крайнее проявление страха перед личной ответственностью — это фобия.

Навязчивые идеи

Навязчивыми идеями называются представления и мысли, непроизвольно вторгающиеся в сознание больного, который прекрасно понимает всю их нелепость и в то же время не может с ними бороться.

Навязчивые идеи составляют сущность симптомокомплекса, который носит название синдрома навязчивых состояний (психастенический симптомокомплекс). В состав этого синдрома, наряду с навязчивыми мыслями, входят навязчивые страхи (фобии) и навязчивые влечения к действиям. Обычно эти болезненные явления не встречаются порознь, а бывают тесно связаны друг с другом, составляя вместе навязчивое состояние.

Какими бывают навязчивости

Внешние проявления обсессивно-компульсивного расстройства делятся на собственно обсессии и компульсии. Обсессии — это навязчивые идеи или опасения, которые внедряются в общий поток мыслей как будто из ниоткуда, но надолго выбивают из колеи. Обсессии взывают к устойчивым убеждениям или глубинным эмоциям, например к страху, поэтому ими трудно управлять. Чтобы компенсировать зудящее беспокойство, человек совершает компульсии — вынужденные ритуалы, будто бы способные предотвратить то, чего он боится.

Классическим примером обсессивно-компульсивного расстройства часто называют зацикленность на чистоте, в том числе рук, которые, как кажется, собирают наибольшее количество окружающей грязи. Назойливая мысль, что бактерии и вирусы попадут в организм, приведут к инфекции или неизлечимой болезни, вселяет в человека ужас, подталкивая много раз в день старательно мыть руки и обрабатывать их антибактериальным гелем. Правда, ипохондрия необязательно свидетельствует об ОКР — она может быть и одним из симптомов, и самостоятельной формой тревоги. При ОКР навязчивые мысли не всегда вертятся вокруг потенциальных болезней — порой они связаны со страхом причинить вред себе или окружающим, с нежелательными и пугающими сексуальными образами, со стремлением выполнять задачи идеально и прочими обсессиями.

Сильной мотивацией для совершения ритуалов становится также уверенность в собственном «магическом» мышлении. Пациенту с ОКР может казаться, что если он только представит, как кого-то из близких собьёт машина, это обязательно случится. Чтобы дела складывались удачно и не произошло ничего страшного, человек придумывает и определённым образом исполняет затейливые действия, компульсии — они выполняют роль магических «оберегающих» ритуалов. Это может быть, например, раскладывание предметов на столе по цвету или размеру или попытка при ходьбе не наступать на стыки между плитками, чтобы не произошло что-то страшное.

Кто в группе риска

Согласно данным исследований, обсессивно-компульсивному расстройству подвержены до 3 % населения. Мужчин и женщин заболевание настигает с одинаковой частотой. А вот возраст, при котором ОКР впервые даёт о себе знать, может быть разным: обычно симптомы возникают у взрослых людей, но по некоторым данным, с расстройством сталкиваются до 4 % детей и подростков; пожилые люди тоже не исключение. Влияет на показатели и то обстоятельство, что не все обращаются за помощью, хотя во многом ОКР снижает качество жизни, а его воздействие на социальные навыки человека сопоставимо с вредом от депрессии и алкогольной зависимости.

Нередко недуг возникает и развивается у тех, кто живёт с другими заболеваниями, например депрессией или биполярным расстройством. Склонность к перфекционизму, известному и своей негативной стороной, может также стать фоном для развития ОКР. Само по себе обсессивно-компульсивное расстройство не перерастает в более серьёзную болезнь и не приводит к потере рассудка, несмотря на опасения многих пациентов. Однако бывает и так, что ОКР — это не диагноз, а симптом в рамках заболеваний совсем иного рода. Но определить разницу в этом случае под силу лишь врачу: самодиагностика не приведёт ни к чему, кроме нервных срывов и новых тревожных мыслей.

«Навязчивые, „сильные“ ритуалы у меня появились, когда в четырнадцать лет я начала активно худеть, — рассказывает Людмила. — Это был такой адский коктейль невротика: анорексия, нервное истощение и ОКР. Основных ритуалов было несколько: я могла смотреть в зеркало до тех пор, пока мне не понравится моё выражение лица (звучит странно и немного жутко), раскладывать носки перед сном под конкретным углом от кровати, передвигать стул или шторы определённым образом. Обязательно нужно было прощаться с домом, когда куда-то уходишь — иначе он „обидится“. С тех пор прошло шесть лет, с анорексией я попрощалась к шестнадцати годам, с остальными пищевыми расстройствами — несколько позже. Сейчас за спиной почти два года более или менее адекватной жизни — за исключением снящихся иногда кошмаров и по-прежнему живущего со мной ОКР».

Как лечат расстройство навязчивых мыслей и идей

Специалисты до сих пор не могут однозначно объяснить, из-за чего развивается ОКР. На этот счёт существует множество гипотез, но ни одна из них пока не располагает строгими доказательствами. Генетический фактор, безусловно, принимается во внимание: вероятность наследования ОКР от ближайших родственников может составлять от 7 до 15 %. Иногда причину видят в снижении уровня серотонина, «гормона счастья», но и эта теория не получила достаточно подтверждений.

Поскольку ОКР принято рассматривать как невроз, то и лечат его соответствующим образом, часто применяя когнитивно-поведенческую терапию. Она позволяет определить причины тревоги, понять, откуда возник внутренний конфликт, за которым последовали обсессии и компульсии. Разобравшись с источником ОКР, психотерапевт помогает человеку увидеть иррациональность страхов и их противоречие реальности и жизненному опыту. Одна из задач специалиста на этом этапе — поменять негативное отношение к симптомам на нейтральное, научить пациента принимать и переживать свой страх, а не избегать его, возобновляя порочный круг обсессий и компульсий. Для этого может использоваться техника экспозиции (погружения), при которой состояние тревоги искусственно усиливают до предела, а пациенту не разрешается выполнять свои обычные компульсии. Достигнув пика, беспокойство неожиданным образом сходит на нет.

Антон вспоминает, что предложение психотерапевта попробовать экспозицию он поначалу воспринял с опаской. «Конечно, мне было страшно, я боялся, что мне от этого станет хуже. Я боялся навязчивых образов и мыслей, привык от них убегать — а тут надо было встретиться с ними лицом к лицу. Это немного нарушало мою картину мира. Однажды, когда навязчивости терзали меня особенно сильно, я решил попробовать. Начал с того, что в красках представил, как причиняю себе вред. Конечно, во время упражнения я заметил усилившуюся тревогу. Мне стало страшно. Но чем больше я погружался в свои страхи, тем легче мне становилось. Постоянно усиливая негативные мысли, я добился того, что они причиняли всё меньше дискомфорта. Они приходят незаметно — но и уйти могут так же легко».

Как долго лечиться от навязчивых мыслей и идей

Правда, психотерапия — длительный и непростой способ лечения навязчивостей. Чаще в случае с ОКР назначают курс антидепрессантов — они тормозят возбуждение и заставляют тревогу отступить. Но, как утверждает Дмитрий Ковпак, этот метод работает не так качественно, как хотелось бы. В большинстве случаев пациенту, хоть и в меньшей степени, всё равно приходится совершать ритуалы. К тому же нет гарантии, что тревога не обострится снова через какое-то время. При этом психотерапия и антидепрессанты не исключают друг друга.

Я не приверженец медикаментозного лечения в отношении лечения навязчивых мыслей, идей. Мой метод лечения не подразумевает использование антидепрессантов и какого-либо рода  медикаментов.

Мой метод лечения заключается в Следующем:

  • Клиент-центрированная психотерапия
  • Эриксоновский гипноз и гипносуггестивная терапия
  • Когнитивно-поведенческая психотерапия
  • Когнитивно-поведенческая психотерапия, основанная на осознанности
  • Рационально-эмоциональная (РЭПТ) психотерапия
  • Психоаналитическая психотерапия
  • Экспозиционная психотерапия
  • Групповая психотерапия

 

«К специалисту я пошла, когда поступила в университет и переехала в Киев, — говорит Татьяна. — Тогда был какой-то жуткий стресс, огромные сложности с коллективом и личной жизнью. Я побежала к психотерапевту из-за депрессии, но оказалось, что у меня ещё и давнее ОКР. Доктор назвала меня классическим невротиком и выписала транквилизаторы и антидепрессанты. К концу курса всё практически прошло — но примерно через полгода я обнаружила, что снова прощаюсь с домом, извиняюсь перед стенами, когда задеваю их, и совершаю другую будто бы забавную, но очень надоедливую ерунду. В качестве новых ритуалов добавилась проверка закрытых и незакрытых дверей в каждой комнате, приведение бардака на столе в конкретную геометрическую форму и так далее. Не думаю, что компульсий стало больше — их всегда примерно одинаковое количество, — но они точно стали безобиднее. Вообще, приступы ОКР у меня волнообразные и всегда сочетаются со стрессом. Когда накатывает очередная волна, я первым делом иду по магазинам, делаю маникюр, маски для волос и прочие простые штуки из ухода за собой — это помогает успокоиться. А дальше моя программа — это медитация, дыхательная гимнастика, упражнения на растяжку, разные вариации йоги, всегда завершающиеся шавасаной. Это невероятно помогает. Думаю, так кислород лучше поступает к мышцам и голове, кортизола становится поменьше, эндорфинов побольше, стресс уходит, а ОКР прячется за стенкой до следующего раза».

Как правильно оказать поддержку?

Чаще всего людей с навязчивыми мыслями терзает мысль о том, что они могут быть опасны для себя и других. Если они делятся своими переживаниями, неподготовленному слушателю многие навязчивые идеи могут показаться дикими и неадекватными. На самом деле подобные размышления при обсессивно-компульсивном расстройстве не более чем преувеличенные образы, которые рисует измученное тревогой воображение. Но бурная реакция собеседника, особенно обвинения в сумасшествии и упрёки, способна причинить человеку с навязчивыми мыслями боль и дополнительно усилить тревогу. Если вы заметили, что у близкого человека появились признаки расстройства, важно понять, что его вины в этом нет, и оказать правильную поддержку, избегая обвинений.

«Про навязчивые мысли я начала рассказывать знакомым, когда мне был двадцать один год, — рассказывает Ольга. — В целом всем всё равно. Не могу сказать, что близкие меня поддерживают — и не уверена, что мне это надо. Как я говорила, стыд может победить навязчивые мысли на время, стыд важнее и неприятнее страха. Так что для меня лучшая помощь, когда меня ругают за мои косяки, а не говорят: „Ну, у тебя же ОКР, хорошо, что вообще пришла, и плевать, что без подарка“. Единственное, о чём никто не знает, — что ОКР в каждом моём движении, что это расстройство определяет вообще всю мою жизнь. Я не могу об этом рассказать, потому что это необъяснимо. Невозможно понять, как человек может быть таким эгоистичным и увлечённым собой, что даже молоко выбирает в магазине по своей схеме».

Люди с ОКР — заложники собственного подсознания, порой им может казаться, что они обречены и ничто не поможет. Но, к счастью, о существовании расстройства и его проявлениях в последнее время говорят всё больше. Ярко выраженные примеры людей с обсессивно-компульсивным расстройством — герои Леонардо Ди Каприо в «Авиаторе» и Джека Николсона в «Лучше не бывает», а также автобиографичная героиня Лены Данэм в сериале «Girls». Блогеры тоже не скрывают того, как живётся людям с ОКР. Относительно недавно появился сайт Intrusive Thoughts («Навязчивые мысли»), где можно найти полезную информацию о симптомах, лечении и течении расстройства.

И всё же, если человек пока не готов принять меры, не стоит принуждать его к лечению: эффективность терапии, по словам Дарьи Агаповой, зависит от того, насколько пациент вовлечён в процесс. Нужно понимать, что человеку с ОКР придётся потратить на лечение практически столько же сил и энергии, сколько уходит на его переживания и симптомы. Это требует огромной самоотдачи и непрерывной работы на собой — что для многих людей с ОКР означает буквально стать другим человеком.

Желаю вам всем быть всегда здоровыми, счастливыми людьми и радоваться каждый днем жизни!

с уважением, психолог психотерапевт Дарья Агапова.